X Title

RSS - що це?

RSS — це засіб, за допомогою якого можна легко й швидко довідатися про появу нової інформації на сайтах.

Чи є на сайті RSS?

Якщо Ви бачите на сайті маленький жовтогарячий значок з буквами XML або RSS, значить під ним є посилання на RSS-файл.

RSS був розроблений творцями новинних сайтів для зручності їх відвідувачів, сьогодні, підписавшись на декілька RSS-потоків одночасно, можна легко відслідковувати безліч новинних Інтернет-ресурсів, нових повідомлень на форумах і в Інтернет-щоденниках, статтях і фотографіях, також одержувати інформацію про результати соціологічних і маркетингових досліджень і багато чого іншого.

Сучасні браузери й поштові клієнти вміють працювати з RSS-потоками, серед них Safari, Maxthon, Mozilla Firefox, Mozilla Thunderbird, Opera, Microsoft Internet Explorer (починаючи з версії 7.0).

Мир на сході України настане завдяки:

Мінським домовленностям

Повній перемозі України в АТО

Домовленностями між Президентами України і Росії

Затягнеться довгострокова війна

Інша думка

Проекти Прес-служба Фото/відео
26 вересн¤ 2020 21:59
28.02.2008

Георгий Крючков: «Нельзя выдвигать социалистических обязательств по досрочному принятию Конституции»

Коммунистическая партия всегда отличалась радикальностью своих предложений в отношении конституционных изменений. Одно из основных ее требований – отмена института президентства как такового. Это положение изложено и в разработанном КПУ альтернативном проекте Конституции. Тем интереснее будет позиция коммунистов в Национальном конституционном совете, который создал Президент. Свое виденье путей реализации конституционных изменений в Украине в интервью «Главреду» рассказал народный депутат нескольких созывов от КПУ, член рабочей группы Национального конституционного совета Георгий Крючков.

Георгий Корнеевич, видите ли вы необходимость во внесении изменений в действующую Конституцию?

Конечно, необходимость во внесении изменений в Конституцию есть. Как минимум, необходимо изменить две вещи. Во-первых, конституционная реформа не распространилась на региональный и местный уровни, и это создает множество проблем для управленческих структур. Во-вторых, у нас образовалась дуалистическая структура исполнительной ветви власти, часть правительства назначают одним образом, а часть - другим. Такого не должно быть, потому что это приводит к заметным трениям внутри правительства. В нормальном государстве с нормальными политиками в таких условиях работать смогли бы, но у нас президенту никогда не хватает власти, к тому же и договариваться по этому поводу не умеют. Мало полномочий не только Ющенко, так же постоянно их не хватало и Кравчуку, и Кучме. Когда Леонид Макарович был президентом, так у него со спикером все время были конфликты. Тогда председатель ВР Иван Плющ как-то сказал: «Вы, Леонид Макарович, берите на себя руководство правительством и переходите на Грушевского, садитесь и руководите. Если вы этого не хотите, а вы, по-видимому, не хотите, тогда занимайтесь своими делами». То есть трения были. Но у тех людей хватало здравого рассудка.

В свое время Леонид Даниилович прибег к шантажу, издав указ о проведении референдума по Конституции, чтобы парламент ее принял. Потом он просил прощения, что таким образом стимулировал конституционный процесс. Но это было на этапе, когда был готовый проект.

Виктор Андреевич существенно опередил своего предшественника. На заседании Национального конституционного совета он заявил, что проект Конституции будет разработан и передан на рассмотрение парламента. Но еще добавил, что не исключен вариант, когда Конституцию на референдуме примет украинский народ. То есть Виктор Андреевич использовал жупел референдума на этапе, когда еще нет официального готового проекта. Думаю, это открытый шантаж.

Вы допускаете, что Виктор Ющенко вынесет Конституцию на референдум в обход парламента?

Все, что делает нынешний Президент, свидетельствует о возможности такого поступка. Он не просто хочет вернуть президентско-парламентскую республику, он хочет получить намного более широкие полномочия, чем у его предшественника. Ему очень хочется сохранить право роспуска парламента, которого у Кучмы не было. По сути, мы наблюдаем попытки установить режим президентской республики.

У Виктора Андреевича крайне пренебрежительное отношение к Конституции, он ее неоднократно игнорировал. В Конституции четко записано, что главы государственных администраций назначаются по предоставлению Кабинета Министров. Ющенко же неоднократно назначал их без соответствующих представлений. Конституция четко указывает, кто по должности входит в СНБО. Закон позволяет включить в Совбез руководителей других центральных органов исполнительной власти. Что делает Президент? Включает Генерального прокурора, главу Нацбанка, директора Института стратегических исследований, председателя Верховного Суда. Хорошо, что у Онопенко хватило ума подать заявление о самоотводе. Президент идет дальше – вводит в состав СНБО всех глав областных администраций и проводит через СНБО что угодно. Это было грубое нарушение Конституции, и этот ряд можно еще долго продолжать.

Поэтому не станет неожиданностью, если в обход Конституции на референдум будет вынесен проект нового Основного Закона.

Что коммунисты намерены делать, чтобы этого не допустить?

Прежде всего, мы вошли в созданный им Конституционный совет, чтобы работать над проектом Конституции. Мы целиком осознаем, что этот Совет создан с нарушением, хотя заместитель главы Секретариата Марина Ставнийчук объясняла, что статья 106 Конституции позволяет Президенту создавать консультативные и совещательные органы. Но в данном случае создана не просто консультативная или совещательная группа, а Национальный конституционный совет, который Указом Президента наделен полномочиям принимать решение двумя третями голосов, а в случае необходимости эти решения могут быть реализованы указом Президента. Можно закрыть глаза и показать, кто из 97 членов Совета поддерживает Президента, у него там большинство. То есть этот Совет может без проблем проголосовать, что проект разработан хороший, но через парламент он не пройдет. Поэтому он просто порекомендует Президенту вынести проект на всенародный референдум. Такой сценарий может быть реализован, если не найдутся силы, которые будут защищать парламентаризм.

Такие силы найдутся?

Есть воодушевляющие моменты, которые дают надежду. Во-первых, на первом заседании НКС со своей позицией выступил спикер парламента. Он категорически заявил, что все процессы должны происходить исключительно в конституционном поле.

Наша Конституция не предусматривает принятия нового Основного Закона, в нее только могут вноситься поправки – это нормальная европейская практика. Четко определен порядок внесения поправок – через парламент. Возможно такое развитие событий, что нужно принимать новую Конституцию, поскольку всякое случается. Но, чтобы не выйти за рамки конституционного поля, нужно внести изменения в Конституцию и записать порядок принятия нового Основного Закона. Эту процедуру нужно провести по всем требованиям – сначала решение парламента, потом одобрение Конституционного суда, потом снова голосование в парламенте. После этого уже можно было бы принимать новую Конституцию согласно процедуре.

Если идет речь о новой редакции Конституции, это уже другое дело. Скажем, когда мы проводили изменения в закон о воинской повинности, то в соответствующем законопроекте было записано «внести изменения в закон, изложив его в такой редакции». Такова практика, так можно поступить и с Конституцией - принимать как новую редакцию Основного Закона. Но подобные изменения проходят исключительно через парламент.

Во-вторых, представитель БЮТ Николай Томенко сказал, что их фракция против принятия новой Конституции, они тоже против новой редакции Основного Закона. БЮТ выступает только за внесение изменений. С другой стороны, и коммунисты, и регионалы будут всеми силами выступать против нарушения Конституции. Блок Литвина также не поддержит неконституционные процедуры. На мой взгляд, это будет чрезвычайно мощное сопротивление. То есть Президенту нужно будет оказаться просто в патовой ситуации, чтобы махнуть на всех и действовать по-своему.

Референдум по Конституции может превратиться в референдум по доверию к Виктору Ющенко?

Мы понимаем, что это будет опрос доверия к Президенту, но есть риски, ведь речь будет идти о Конституции. Народу будут говорить, что впервые в нашей истории народ сам принимает документ, по которому потом будет жить. Представители народа сами создали Конституцию. Кто потом станет разбираться, доверие ли это или недоверие к Президенту. Под этой ширмой Президента могут наделить диктаторскими полномочиями.

Что намерен делать парламент, если Президент вынесет Конституцию на референдум?

Парламент может только 150 голосами депутатов подать иск в Конституционный суд по поводу конституционности соответствующего указа Президента. Кроме этого возможны политические протесты, обращения к международным институтам и вывод людей на улицу.

Вы член рабочей группы Конституционного совета. Видите ли вы перспективы реальной работы этого образования?

Сказать сейчас пока сложно. Мы вошли туда, чтобы получить рычаги влияния по недопущению нарушения Конституции. У нас есть серьезные намерения повлиять на разработку нового документа, у КПУ имеется свой проект новой редакции Конституции. Мы намерены отстаивать как можно больше положений нашего документа. Как все будет развиваться, пока неизвестно, но намерения у нас серьезные.

Вы готовы идти на компромисс в НКС ради разработки согласованного проекта?

Ситуацию нужно направлять не только в русло компромисса. Мы, например, выходим с инициативой, что нашему государству не нужен пост президента. Европейские демократии - в основном парламентские. К тому же наличие института президента не помогло решить проблему переходного периода - только создана инстанция, мешающая работе. Если вдуматься, то чем занимается Президент? Пожар в Херсоне – он летит туда, тушит пожар. Кроме этого он дает поручения правительству делать что-то, но правительство уже приняло необходимые решения. И так постоянно.

Мы понимаем, что инициативу упразднить пост президента могут не поддержать. О стенку биться не станем, но будем пытаться найти альтернативы. Например, чтобы президента избирал не народ, а парламент. В зависимости от ситуации мы можем это поддержать. Мы готовы к дискуссиям относительно полномочий Президента, однако будем делать все, чтобы не вылепить из него легального диктатора.

Вы согласовывали свою позицию с Партией регионов?

Я - нет. Согласовывала ли партия - такой информации у меня нет. Мне вообще кажется, что у нынешних оппозиционных сил очень мало контактов.

Руководство Компартии уже дало вам инструкции, как действовать в НКС, на какие уступки можно идти, на какие нет?

Пока такого разговора с руководством не было. Проект Конституции от Компартии я разработал уже давно, теперь он обновлен, и руководство поддержало меня и мой проект. Я просил Петра Симоненко о встрече и подробном обсуждении границ, в которых я могу вести разговоры и дебаты в НКС. Согласие получено, но встречи еще не было.

Сам формат, когда рабочая группа отрабатывает проект, а потом его рассматривает весь НКС, вам нравится?

Это нормальный формат работы. Мы должны отработать принципиальные направления реформирования. Я просил Марину Ставнийчук встретиться еще в понедельник, чтобы выяснить все эти вещи. К сожалению, пока встретиться не удалось. Поэтому подробности формата отношений рабочей группы и всего НКС пока не знаю.

Какова ваша оценка перспектив рабочей группы в рамках НКС?

Многих членов группы я знаю, они очень хорошо подготовлены в вопросах конституционного права. Как пойдет дело – пока непонятно. Если установится атмосфера, когда все свободно будут высказываться и слушать друг друга, то работа может пойти.

Помешает ли то, что большинство членов рабочей группы - люди Президента? Не будут ли давить, например, Марина Ставнийчук или Владимир Шаповал?

Когда для человека «кочка сидения определяет точку зрения» - это одно. Если та же Марина Ставнийчук работает в Секретариате Президента, но имеет свою позицию и честно ее высказывает - это совсем другое.

Между прочим, интересная история. Когда закончилось заседание НКС, Владимир Шаповал подошел ко мне и спросил, читал ли я его проект Конституции. Я сказал, что нет. Он попросил все же почитать, ведь то, что о нем написал Сергей Рахманин, неправда. Он дважды попросил меня прочитать его проект, пообещал прислать.

Владимир Шаповал предлагал вам почитать его проект. Он будет взят за основу?

Он не это имел в виду. Он знает, что с моей стороны будет много критических замечаний к его проекту. Ни одного шага по усилению президентских полномочий по сравнению с нынешним положением мы не допустим. Во всяком случае, будем против этого категорически выступать.

Кто еще из политиков в рабочей группе?

Насколько я помню, от блока Литвина - Михаил Сирота, от НУНС - Юрий Ключковский, от БЮТ - Николай Томенко, а от Партии регионов - Александр Лавринович.

Ваш голос за то или иное решение будет отражать мнение всей КПУ. Поддержит ли фракция КПУ в парламенте одобренный вами проект?

Должно быть именно так, иначе зачем бы меня туда посылали. Единственное, что мне еще нужно, так это получить инструкции от руководства, в каких рамках я могу отступать и идти на компромисс.

Допустим, что в рабочей группе, как и в НКС в целом, ваше мнение будут игнорировать. В этом случае вы выйдете из него и объявите его заангажированным?

Сегодня еще рано так ставить вопрос. Мы надеемся на конструктивную работу. Если будет демонстративное игнорирование нашей позиции, то мы пойдем на определенные шаги. Какие это будут шаги - решим, когда возникнет соответствующая ситуация.

Способен ли нынешний парламент принять Конституцию, которую разработает НКС?

Это возможно, если НКС выработает приемлемый для всех проект. Иначе быть не может. Главное, чтобы не применяли референдум по народной инициативе по конституционным вопросам.

Николай Козюбра, другой член рабочей группы, очень негативно высказывался о референдуме по народной инициативе по серьезным государственным вопросам. Вы его поддерживаете?

Я очень уважаю господина Козюбру. Когда в Конституционном суде рассматривался вопрос о конституционности решения о запрете Коммунистической партии, он заявил о самоотводе, поскольку имел отношение к подготовке такого решения в 1991 году. Это было проявление настоящей принципиальности.

Он прав относительно вопроса «референдума по народной инициативе». Есть такие вещи, по которым очень сложно советоваться с народом. Многие вопросы даже опытные юристы не могут согласовать. Особенно это касается конституционного права. Мы ведь прекрасно понимаем, что в таких «инициативах снизу» никакой инициативы народа в действительности нет.

Президент уже озвучил некоторые свои пожелания к новой Конституции. Каково ваше к ним отношение?

Предложение предоставить право законодательной инициативы народу неуместно. Оно вроде демократическое, но при нынешнем состоянии общества нереально. Как будет выглядеть, если такие инициативы не будут приниматься Верховной Радой? Отмена законов на референдуме крайне ошибочна. Может сложиться ситуация, когда только этим и придется заниматься обществу.

В какой срок Конституционный совет может разработать проект?

Нельзя выдвигать социалистических обязательств по досрочному принятию Конституции. Марина Ставничук обозначила нам временные ориентиры – примерно за полгода мы должны были бы разработать документ. При нормальной, слаженной и толерантной работе это сделать можно было бы, но боюсь, что так не получится.

Можна ждать принятия новой Конституции к президентским выборам?

Под большим вопросом, что мы успеем к этим выборам. Но будет делаться все, чтобы еще в этом году Конституцию продавить.

Что будет, если действующую Конституцию не изменят?

При этой Конституции можно работать еще долго. То есть не случится ничего смертельного, если реформы сейчас не произойдет.

Версія для друку