X Title

RSS - що це?

RSS — це засіб, за допомогою якого можна легко й швидко довідатися про появу нової інформації на сайтах.

Чи є на сайті RSS?

Якщо Ви бачите на сайті маленький жовтогарячий значок з буквами XML або RSS, значить під ним є посилання на RSS-файл.

RSS був розроблений творцями новинних сайтів для зручності їх відвідувачів, сьогодні, підписавшись на декілька RSS-потоків одночасно, можна легко відслідковувати безліч новинних Інтернет-ресурсів, нових повідомлень на форумах і в Інтернет-щоденниках, статтях і фотографіях, також одержувати інформацію про результати соціологічних і маркетингових досліджень і багато чого іншого.

Сучасні браузери й поштові клієнти вміють працювати з RSS-потоками, серед них Safari, Maxthon, Mozilla Firefox, Mozilla Thunderbird, Opera, Microsoft Internet Explorer (починаючи з версії 7.0).

Мир на сході України настане завдяки:

Мінським домовленностям

Повній перемозі України в АТО

Домовленностями між Президентами України і Росії

Затягнеться довгострокова війна

Інша думка

Проекти Прес-служба Фото/відео
19 вересн¤ 2020 15:39
26.02.2008

Киев — Москва: Как совместить конкуренцию с партнерством?

иалог между Украиной и Россией оживился после недавних визитов в Москву украинского Президента Виктора Ющенко и премьер- министра Юлии Тимошенко. И следующим этапом в развитии украинско-российского диалога станет участие знаковых фигур в предстоящей встрече 27 февраля в Москве представителей общественности Украины и России под названием «Основные направления углубления стратегического партнерства между Украиной и Российской Федерацией», инициаторами которой являются «Украинский форум» и Общественная палата Российской Федерации.

Как отметил глава «Украинского форума», академик НАНУ Владимир СЕМИНОЖЕНКО, в ходе «Украинско-Российского форума» участники, в частности, будут обсуждать результаты проведенного 8—14 февраля 2008 года по заказу «Украинского форума» социологического исследования. Результаты свидетельствуют о том, что большинство украинцев выступают за улучшение отношений с Россией и считают, что ответственность за ухудшение отношений лежит на власти двух стран.

«Мы хотим предоставить российским коллегам данную информацию с тем, чтобы они со своей стороны приняли меры по улучшению двусторонних отношений. Ведь кризис доверия и отсутствие диалога между политиками в будущем могут привести к тому, что две соседних страны станут врагами. И пострадают, в первую очередь, народы двух стран, люди, которые стремятся общаться друг с другом, ездить друг к другу в гости, узнавать культуру и искусство друг друга. Вряд ли кого-то из россиян или украинцев устроит перспектива перманентных конфликтов с соседями», — заявил председатель «Украинского форума».

Вопросы, которые будут обсуждаться, мы задали нашим экспертам.

ПРО ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Руслан ПУХОВ, директор Центра анализа стратегий и технологий, Москва:

— При оценке состояния украинско-российского военно-технического сотрудничества, следует учитывать тот факт, что Россия приняла решение по минимуму завязываться на кооперацию с Украиной по производству будущих систем вооружений. В этом смысле, мне кажется, конъюнктурным возобновление работ по Ан-70 и может быть также ревизировано в противоположную сторону. Нынешнее решение продолжить работы ничего не стоит и не означает практически ничего. После того, как было принято решение, деньги АНТК им. Антонова не перевели и, по-видимому, не переведут. Собственно говоря, с какой стати переводить, учитывая то, что сотрудничество в военно-технической области требует доверия. А доверия к новой украинской верховной власти в России нет, как и нет доверия между политическими элитами двух стран. Соответственно Россия будет прикладывать все усилия, чтобы украинское участие в будущих проектах было сведено к минимуму. Хотя, конечно, Россия с ее растущим военным бюджетом не может себе позволить это сделать одномоментно. И по целому ряду продукции российским заказчикам выгодно наличие украинских поставщиков. Во-первых, украинские оборонно-промышленные предприятия, в отличие от различного рода политиков и аналитиков, понимают, что их технологии в странах НАТО не нужны. Там есть свои. Никаким уникальным набором технологий Украина не обладает. А если обладает, то только в рамках кооперации с Россией. Поэтому все эти предприятия стараются по максимуму быть лояльными к своему главному заказчику — вооруженным силам России или странам, которые через Россию закупают украинские системы вооружений. К тому же они продают свою продукцию по гораздо низким ценам, чем российские предприятия. В частности, глава второго по величине оборонного предприятия Концерна «Тактическо- ракетное вооружение» Борис Абносов говорил, что он приветствует сотрудничество с ЗАО «Мотор-Сич» по двигателю для крылатых ракет. Потому что благодаря этому российское предприятие НПО «Сатурн» не «загибает» цены и работает над качеством. А без украинского предприятия они давно бы «задрали» цены и моторы были бы с низким качеством. Поэтому вполне возможно, что кооперация будет существовать, но сужаться как ручеек.

Что нужно сделать, чтобы между Украиной и Россией развивалось военно-техническое сотрудничество? На самом деле, в этом должна быть заинтересована украинская политическая власть. А складывается впечатление, что Украина предпочитает, грубо говоря, посылать своих солдат в Ирак. Так проще завоевать лояльность Запада, чем сотрудничать с Россией в области высоких технологий. Поэтому, первое, что должно быть сделано, — выданы какие-то гарантии со стороны украинской политической власти, что это сотрудничество не будет подвержено политической конъюнктуре. Например, разрешено покупать контрольный пакет предприятий в оборонной сфере. Эти предприятия могут быть проданы. Конечно, если это станет российская собственность, грабить ее россиянам смысла не будет. Судя по тому, что в России идет огосударствление, то вряд ли может идти речь, что это купят частные инвесторы. Скорее всего, это будет покупать российское государство через своих агентов, через банк или «Оборонпром». Соответственно, если украинская власть на уровне какой-то законодательной инициативы или межгосударственного договора такие гарантии сможет выдать, это, конечно, сильно облегчит вопрос сотрудничества. Дело в том, что в современном мире есть очень много интересных разработок, которые за крайне редким исключением можно купить на открытом рынке. Поэтому Украина может выиграть только двумя козырями. Если это будет дешево и не подвержено политической конъюнктуре. Если цены «полезут» вверх или, скажем, правительство будет делать какие-то резкие заявления, то, безусловно, это не будет складываться позитивно. Со стороны России есть один хороший момент. Это то, что министр обороны является менеджером- прагматиком. Если до этого на этом посту люди были политическими флюгерами. Если министр и его окружение, ответственное за реформу, посчитают, что это экономически выгодно, то, я думаю, что министр будет в состоянии убедить, что это нужно будет делать. Если нет, то нет.

Николай СУНГУРОВСКИЙ, директор военных программ Центра им. Разумкова:

Военно-техническое сотрудничество между Украиной и Россией развивалось неравномерно и с различной степенью эффективности — от взлетов до падений, которые совпадали во времени, как правило, с периодами повышения и снижения активности в экономической и военно-политической сферах: от тесной кооперации — преимущественно в областях совместного производства, технического обслуживания и модернизации существующих вооружений; до открытой конкуренции — в разработке и производстве однотипных образцов.

Сейчас в товарообороте между Украиной и Россией наблюдается тенденция спада. Если в 2004 г. общий товарооборот по номенклатуре продукции Минпромполитики составлял около млрд., то с 2005 г. — чуть больше 0 млн.

Ни Украина, ни Россия не практикуют закупок друг у друга завершенных образцов (тем более, систем) вооружений — взаимные поставки ограничиваются комплектующими изделиями. Экспорт украинских предприятий в Россию не исчерпывает всего потенциала отечественного ОПК и ограничен преимущественно номенклатурой авиационных и корабельных двигателей, радиоэлектроники для РЛС и средств ВВО.

Огромный объем устаревших образцов вооружений в вооруженных силах Украины и России, ограниченные бюджетные ресурсы для их модернизации и закупки новых обуславливают небольшие объемы (в России) или практическое отсутствие (в Украине) внутренних рынков вооружений, необходимых для развития отечественного ОПК.

В отличие от России, в Украине отсутствуют стратегия и реальные результаты реструктуризации оборонной промышленности. При наличии Концепции реформирования ОПК (2002 г.) реалистические стратегии и программы ее осуществления разработаны не были (существующие документы носят преимущественно декларативный характер и по уровню детализации уступают даже Концепции).

Снижения объемов взаимных поставок продукции военного назначения повлекли за собой шаги обеих сторон в направлении, обратном расширению мощного сотрудничества:

Россия продолжает политику постепенного свертывания кооперации с украинскими предприятиями, вводя собственные замкнутые циклы производства (авиационные, вертолетные, корабельные двигатели, авиационные ракеты, бортовые системы управления); по оценкам журналиста К. Мерфи (Los Angeles Time от 25 ноября 2004 г.), Украина на этом ежегодно теряет около 0—150 млн., а России прекращение военных контрактов с Украиной и соответствующая модернизация собственного производства могут обойтись в сумму около млрд. в год. На внешних рынках Украина и Россия по многим типам вооружений выступают скорее как конкуренты, чем партнеры, а в ряде направлений (космос, авиастроительство, трансферт технологий) Украина переходит на прямые контракты с покупателями без посредничества России.

Несмотря на это, у значительной части директорского корпуса оборонных предприятий Украины, в политических и бизнес-кругах продолжает существовать мнение о том, что только широкая кооперация с российским ОПК способна вывести украинские предприятия оборонной промышленности из кризисного состояния. Однако надежды на ощутимые результаты такого направления военно-технической политики в значительной степени преувеличены. И не только из-за ограниченности российского бюджета, естественно, направленного на удовлетворение собственных оборонных потребностей, поддержку отечественных товаропроизводителей (при том, что значительная часть российских оборонных предприятий не загружена госзаказом) и создание новых рабочих мест.

В условиях значительного ограничения внутреннего рынка вооружений и значительной зависимости предприятий ОПК от поставок из стран СНГ Россия с середины 1990-х годов взяла курс на сотрудничество: в высокотехнологических отраслях — с компаниями США, Великобритании, Германии, Франции, Италии; в сфере сбыта продукции — с Китаем, Индией, странами Азиатско-Тихоокеанского региона, Латинской Америки и Африки. В производстве продукции, предназначенной для низкотехнологических рынков по необходимости используется кооперация со странами СНГ, в том числе Украиной; по мере истощения этих рынков такая кооперация в долго- и среднесрочной перспективе имеет тенденцию к свертыванию.

Кооперация с Украиной осуществляется по отдельным достаточно узким направлениям: космические программы, разработка и производство авиационных двигателей (где потенциал Украины существенен), корабельное двигателестроение, радиоэлектроника, модернизация и ремонт существующих вооружений (где Россия еще не готова ввести замкнутые циклы или не имеет для этого ресурсов и не видит для себя долгосрочных перспектив).

Евроинтеграционный курс Украины не является причиной подобной политики России. Эта политика обусловлена стремлением российского государства адаптироваться к новым мировым реалиям и максимально обезопасить себя на случай масштабных потрясений, ставших реальностью в условиях противоречивых тенденций глобализации и регионализации, что вполне резонно для рассудительного и дальновидного (в отличие от Украины) субъекта международных отношений.

Несмотря на антинатовскую риторику, Россия развивает плодотворную кооперацию с западными компаниями, примерами чего являются:

— покупка российскими банками акций компании EADS;

— приобретение Рособоронэкспортом завода по производству полупроводников у французских компаний ІВМ и infineon;

— развертывание на Уральском оптомеханическом заводе лицензионного производства бортовой лазерной аппаратуры французской компании Thales;

— участие итальянской компании Аlenia Aironautica в уставном капитале компании «Гражданские самолеты Сухого»;

— заказ итальянской авиакомпанией Itаli Airlines российских региональных самолетов Sukhoi Superjet 100, которые, кстати, являются главным конкурентом украинского регионального самолета Ан-148.

Политика Украины становится в этом случае стимулом ускорения реализации избранной Россией стратегии, а при необходимости — оправданием «не совсем популярных» мероприятий.

Таким образом, если говорить о расширении масштабов украинско-российского военно-технического сотрудничества, то в среднесрочной перспективе оно может лишь частично компенсировать отсутствие у партнеров достаточных ресурсных возможностей, повышая в то же время требования к объемам внутренних и внешних инвестиций.

С другой стороны, вступление Украины в НАТО, открывая широкие возможности для развития украинского ОПК, в ближайшей перспективе вряд ли принесет коренные изменения — особенно из- за отсутствия активного курса Украины на реструктуризацию собственной оборонной промышленности и перевод ее на инновационные рельсы. На самом же деле, отдельные уже сейчас ориентированные на экспорт предприятия украинского ОПК могут с минимальными проблемами интегрироваться в европейскую оборонную промышленность. Остальным придется все же осуществить глубокую и болезненную реструктуризацию, которой они избегали в течение последних лет. Кстати, от нее не спасет и кооперация с российским ОПК.

СОТРУДНИЧЕСТВО В РАМКАХ ВТО

Ярослав ЖАЛИЛО, президент Центра антикризисных исследований, кандидат экономических наук, Украина:

— Наверное, корректнее говорить о том, чтобы привести сотрудничество в соответствие с нормами ВТО. Существенных отличий не видно и сейчас. Условия ВТО означают: отсутствие дискриминации или преференций к любой из стран; отсутствие дискриминации и преференций между национальными производителями и импортерами в налогообложении, условиях реализации товаров, регуляторных процедурах и тому подобное. Это не исключает ни добровольные ограничения, которые Украина взяла на себя в экспорте в РФ труб, ни антидемпинговые процессы, которые Россия и Украина осуществляют друг против друга по отдельным видам товаров. По всей вероятности, может идти речь об унификации нетарифного регулирования (например, ветеринарных процедур, по которым РФ не пускает часть украинских молокопродуктов). Но где гарантия, что украинские заводы смогут преодолеть барьер, если, скажем, будут установлены европейские стандарты?

Несколько более сложный вопрос с обязательствами относительно уровней тарифов и национальных регуляторных стандартов. Украина взяла на себя обязательства, они зафиксированы в протоколах из ВТО. Их Россия может от Украины требовать. РФ продолжает процесс вступления, поэтому окончательных обязательств пока что нет, и обвинять ее не в чем.

Интересная ситуация с отношениями свободной торговли. Поскольку полноценное соглашение о ЗСТ с РФ не ратифицировано, может возникнуть вопрос: на каких основаниях ведется беспошлинная торговля по большинству товарных групп? Тогда наши страны вынуждены будут перейти на стандартные таможенные условия или ратифицировать соглашение. Первое никому не выгодно, второе вряд ли удастся реализовать достаточно быстро.

Следовательно, самое лучшее для Украины — дождаться членства РФ в ВТО и решать торговые конфликты на основе инструментария этой организации, опираясь на четко зафиксированные права и обязанности сторон.

Сергей КИСЕЛЕВ, эксперт оперативно-аналитического отдела Национального института стратегических исследований, Украина:

— Во-первых, сотрудничество с Россией продолжается. Более того, в прошлом году оно, наоборот, увеличивалось, и сейчас торговый оборот между Россией и Украиной за 11 месяцев составил почти 27 миллиардов долларов. С другой стороны, понятно, что остаются некоторые проблемные моменты в наших торговых отношениях, которые можно и нужно решать, используя тот факт, что Украина быстрее, чем РФ, вступит в ВТО. В принципе, как свидетельствует опыт других стран, вступивших в ВТО раньше, они довольно часто почти сразу присоединялись к рабочей группе по российскому вопросу. Так поступали и Вьетнам, и Саудовская Аравия. Потому что Россия — это крупный торговый партнер, и у многих стран, как правило, возникают определенные проблемы. Хочу сказать, что некоторые страны, вступившие в ВТО, не колебались и не мучились угрызениями совести, они объединялись в группы и ставили определенные требования перед Россией.

Если конкретно пройтись по требованиям, то они более-менее понятны, то есть речь идет о вопросе квотных ограничений на украинский экспорт, а это прежде всего сахар, сыр, трубы большого диаметра.

Второй вопрос может касаться гарантий для нормального доступа на российский рынок определенной товарной продукции нашего производства, например, металлических прутков и тому подобное. Конечно, должны быть гарантии для сохранения нашей алкогольной продукции на российском рынке (доля этого сегмента на российском рынке достигает 20%). Здесь же речь идет и о нашей мясомолочной отрасли, и кондитерских изделиях (вопрос о российской пошлине на украинскую карамель). Там часть рынка украинской продукции довольно высокая.

Среди прочего, интересным является вопрос отмены российской пошлины на экспорт российской нефти в Украину и экспорта российской нефти вообще. То есть на этом мы, с одной стороны, теряем средства, а с другой — ВТО сейчас берет активный курс на полную отмену экспортных пошлин, которые, соответственно, ограничивают внешнюю торговлю. Когда у Украины были переговоры с ВТО, среди самых сложных вопросов был и вопрос о наших экспортных пошлинах. Возможно, интересен еще такой момент, на котором делал акцент и Президент Украины, как ратификация российской Государственной Думой договора о создании зон свободной торговли между Украиной и Россией. Этот договор был подписан в 1993 году и остается пока не ратифицированным российским парламентом. К тому же Президент Украины подчеркивал, что необходимо сокращать количество исключений, существующих по этому договору, в частности сахар, табак, сыр и тому подобное.

То, что Украина вступит к ВТО раньше, чем РФ, не ухудшит ситуации. С другой стороны, мы должны использовать этот факт в нашу пользу, и в этом нет ничего зазорного.

ГУМАНИТАРНАЯ СФЕРА

Всеволод ЛОСКУТОВ, советник-посланник Посольства РФ в Украине:

— Сотрудничество гуманитарной и социально-культурной сфере — одно из сложнейших направлений нашего взаимодействия и системно-образующий фактор. Эти темы обсуждались, в частности, во время российско-украинской встречи на высшем уровне президентов Владимира Путина и Виктора Ющенко, а также на втором заседании Межгосударственной комиссии Россия — Украина. В рамках этой комиссии одно из звеньев (подкомитет) как раз создано для того, чтобы заниматься проблематикой гуманитарного сотрудничества. Он называется «Подкомитетом по гуманитарному сотрудничеству». Его возглавляют министры образования и науки двух стран. Этот комитет уже имеет определенные положительные наработки. Мы надеемся, что и дальше наше сотрудничество будет плодотворным, хотя при обсуждении разных вопросов довольно часто рассматриваются вовсе непростые темы. Кстати, интенсивно работает в подкомитете совместная комиссия историков России и Украины. В этом подкомитете есть еще несколько структур, которые занимаются вопросами образования, культуры, социальной сферы и т.д. Поэтому обмен мнениями между нашими государствами нужно продолжить. Встречу Президента Украины В. Ющенко с Патриархом Всея Руси Алексием II также можно включить в эту сферу. Ведь это тоже элемент диалога, который проходит в широкой, многообразной и непростой тематике гуманитарного взаимодействия. Очень важно нам слушать друг друга, слышать, понимать и добиваться того, чтобы реальное сотрудничество в сфере науки, культуры, образования имело конкретные результаты, а главное, чтобы контакты происходили на уровне самых разных коллективов: музыкальных, театральных, встречи деятелей науки, образования и культуры, а также между научными учреждениями. Ученым наших стран есть что сказать друг другу. Вот такая сложная палитра... Наши последние контакты вселяют в меня оптимизм. Важно, чтобы по любой проблеме, по которой есть разные точки зрения, проводить диалоги, и в первую очередь специалистами, чтобы возникшие проблемы не политизировались. Вот такой подход был есть и будет в интересах наших обоих государств.

Что касается социальной сферы, здесь тоже уже есть серьезная правовая база. Это касается сотрудничества в обмене людьми и в первую очередь реализации социальных стандартов. Эта база была создана еще в 90-е годы, потом в 2000-х были подписаны дополнительные соглашения между РФ и Украиной. Нам нужно изучать опыт друг друга. Например, в России она называлась «Монетаризация социальных льгот». Насколько мне известно, Украиной тоже изучалась эта тема, она актуальна. Это лишь один из примеров. Социальная политика всегда актуальна и очень восприимчива людьми. Есть интересный опыт как в России, так и в Украине. У нас многие проблемы близки. Это касается вопросов обеспеченности людей пожилого возраста, инвалидов и тому подобное, т.е. важно, чтобы происходил обмен мнениями. Хотя, косвенно я вижу, что и в России внимательно изучают украинский опыт, и наоборот, российский опыт неплохо знают в Украине. Нам нужен диалог, в котором важное место занимают неправительственные структуры (общественные организации), как, например, «Украинский Форум». В России есть подобные организации — Общественная Палата и то, что в Москве произойдет встреча 27 февраля — результат нашей совместной работы, контактов. Недавно посол РФ Виктор Черномырдин провел обстоятельную беседу с Владимиром Семиноженко и его коллегами, входящими в руководство «Украинского Форума». На этой встрече были такие известные украинские дипломаты, как Анатолий Зленко, политики, как Георгий Крючков, академик Петр Толочко и целый ряд других. Тогда обсуждали возможность проведения встречи, которая должна состояться в среду в Москве. Эта встреча — хороший пример взаимодействия посольства, усилий нашего посла Виктора Черномырдина в контакте с украинской общественностью, потому что в «Украинском Форуме» собран высокий интеллектуальный потенциал личностей. У меня в кабинете есть разработка «Украинского Форума» — трехтомник «Стратегічні виклики XXI століття суспільству та економіці України» — фундаментальный научный труд. Он еще раз подчеркивает, какой высокий потенциал собрала эта организация. Замечательно, что реализуется идея встречи россиян и украинцев. Ведь ныне назрело немало вопросов в экономической и военной сферах, сотрудничества в отрасли высоких технологий, межрегиональных связей, нужен общественный диалог о роли СМИ в развитии двухсторонних отношений и др.

Михаил РЕЗНИКОВИЧ, генеральный директор и художественный руководитель Театра им. Леси Украинки:

— Чем более интенсивно будет происходить сотрудничество между нашими странами — тем лучше. Особенно важно поднимать интеллектуальный уровень молодежи как Украины, так и России. Я приветствую все формы сотрудничества. Чем больше мы будем в Украине видеть серьезных, глубоких театральных явлений из России, тем будет лучше для нас. С другой стороны, мне представляется, что россияне тоже не совсем хорошо знают уровень театральной культуры Украины. Во всяком случае они недооценивают, по крайней мере, два произведения, которые являются общемировыми стандартами. Это пьеса Ивана Франко «Украдене щастя» и драма Леси Украинки «Камiнний господар» Когда мы показали спектакль «Камiнний господар» на фестивале в Санкт-Петербурге, то оказалось, что «вся королевская рать» (все ведущие театральные критики России) не знают этого произведения. Поэтому чем больше мы будем сотрудничать, тем это станет полезнее и интереснее для двух сторон. А нам, в Украине, тоже нужно знать великую русскую литературу XIX и ХХ столетия. А, с другой стороны, в России сегодня мало знают современную украинскую поэзию и литературу. Нам есть чему поучиться друг у друга. Я считаю, что у колыбели стратегического сотрудничества между Украиной и Россией должны стоять прежде всего творческие люди, потому что любое сотрудничество можно заговорить, заболтать на круглых столах, похорониьть в бумагах и резолюциях...

В УСЛОВИЯХ НОВЫХ ГЛОБАЛЬНЫХ ВЫЗОВОВ

Андрей РЯБОВ, член Научного совета Московского центра Карнеги:

— Если говорить о борьбе с терроризмом, то, наверное, в рамках тех проектов, которые существуют для Черного моря, например Blackseafor, взаимодействие реально существует. И есть хорошие возможности для него. Насколько я понимаю, с точки зрения соответствующих правоохранительных органов, которые борются с терроризмом, там тоже все нормально, как и в вопросе нераспространения оружия массового поражения. Что касается потепления климата, тут я вообще ничего не вижу. По-моему, эти темы на повестке дня внутренней политики обоих государств не стоят.

Григорий ПЕРЕПЕЛИЦА, директор Института внешней политики Дипломатической академии при МИД Украины:

— В принципе, есть много вопросов, которые могут совместно решаться. Один из них — это вопрос потепления климата — здесь у нас есть общие интересы что касается соблюдения правил Киотского протокола. Второй вопрос — экологическая безопасность в акватории Азовского и Черного морей. Это также в общих интересах Украины и России. Речь идет о чистоте рек, которые впадают в Азовское море, в частности, Северский Донец. Экология моря — это очень болезненная проблема. Здесь есть общие интересы, над которыми мы можем работать вместе. Кроме этого, также можно назвать позиции относительно урегулирования конфликтов. В данном случае должны совпадать позиции Украины и России относительно соблюдения международного права, в частности, права на территориальную целостность стран. Так что в вопросах украинско- российского взаимодействия есть очень много точек соприкосновения. Я считаю, что можно сотрудничать с Россией и находить общий знаменатель.

О ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЯХ

Юрий МАЦЕРУК, менеджер по связям с общественностью интернет-аукциона «Auction.ua»:

— Россияне едва ли не активнее всех вкладывают деньги в украинский интернет. Здесь есть два больших преимущества. Во-первых, он очень стремительно растет (статистика это подтверждает). Во-вторых, украинский интернет, т.е. его пользователи, практически ничем не отличаются от пользователей российского. Это значит, что те проекты, которые принесли прибыль и стали популярными в России, можно смело развивать и в Украине или вкладывать деньги в подобные существующие проекты. Европейцам, американцам же в этом плане труднее: менталитет там другой, люди по-другому воспринимают интернет...

Что касается нашего сотрудничества с россиянами, то оно, конечно же, нас очень радует. Интернет-аукцион Украине в любом случае нужен! И мы, и российские инвесторы это понимаем... Тем более, что кроме финансовых вопросов, мы обмениваемся еще более ценным — опытом. Это дает возможность избегать многих ошибок, с которыми имели дело российские компании в период их становления. Это очень положительно влияет на общее состояние украинского интернета.

Юрий НАЗАРОВ, генеральный директор интернет-компании «Мета»:

— Пример в том, что российские компании интересуются рынком в Украине и начали в него вкладывать деньги, может быть одним из акционеров нашей компании ИГ «Российские фонды». У них есть собственный опыт инвестирования в интернет, следовательно, их сотрудничество с нашими компаниями характеризуется не только формально-административными отношениями, но и конструктивно- содержательными моментами, которые имеют прямое отношение к сути бизнеса.

Владимир СВИРИДЕНКО, заместитель директора по развитию бизнеса Columbus ІТ-Украина:

— Мы используем опыт друг друга и работаем «плечо в плечо». Благодаря этому опыт отечественных консультантов очень вырос за последние 3—4 года. Вместе с тем, наши отношения в сфере хай-тека имеют чисто прагматический интерес и не имеют никакого отношения к политике. Поэтому нельзя сказать, что в связи с политическими событиями за последнее время что-то ухудшилось или улучшилось... Интерес российских компаний к Украине не уменьшается — он просто идет «волнами».

Однако наш бизнес в Украине и России довольно разный в связи с объемами, потенциалом рынка и тому подобное. И в Украине большое будущее имеют именно украинские компании. Потому что российским масштабные проекты выгоднее делать все же у себя, а не приезжать в Украину... Поэтому отечественные компании будут укрепляться и, возможно, станут успешнее российских компаний в Украине.

Вячеслав ДМИТРЕНКО, руководитель направления МОТИВ и руководитель отдела интернет рекламы компании «Инфокон»:

— По моему мнению, отношения двух стран в сфере информационных технологий развиваются плодотворно и исключительно по рыночным правилам. В отличие от других отраслей экономики, ИТ в обеих странах полностью принадлежат частным коммерческим структурам, т.е. — вне политики. К сожалению, экспорт российских новейших технологий в Украину на сегодняшний день преобладает над экспортом украинских в Россию, однако динамика самого рынка в Украине, по исследованиям многих экспертов, выше российского. Именно поэтому в последние годы большинство российских компаний выходят на внешние рынки именно через Украину, а не через другие страны бывшего СССР. Например, если разобраться, то почти в каждом украинском предприятии используется российское программное обеспечение. Но все же наши рынки довольно разные, каждый со своей спецификой... Поэтому существующее влияние рынков, а также процессы углубления сотрудничества в сфере ИТ обеих стран одинаково выгодны как России, так и Украине.

 

Версія для друку